Русская Православная Церковь.
Московский Патриархат
.
Главная » 2011 » Март » 23 » РУКА ГОСПОДНЯ

РУКА ГОСПОДНЯ

"Незлобие и простота паче всех добродетелей низводят на нас благодать и милость Божию."

(рассказ)

Вы не поверите – Ипполит стал бизнесменом! Правда, таким маленьким-маленьким, но все же. Теперь у него своя фирма. Крохотная, но своя. Ну, разве это не счастье? «Ну конечно счастье», – скажете вы. Но не спешите. Это еще не все. «Ну, а что еще может быть интересного в жизни этого чудака?» – подумаете вы. А я вам говорю еще раз, не спешите с выводами, может быть – Ипполит женился. Да, представьте себе, этот серый воробей женился. Вопрос: «На ком?» – вы не задаете? Тут все яснее ясного, на соседке из первого подъезда. Да тот самой, с нежными ямочками на щеках, когда она улыбается. А теперь она улыбается часто. Вы поняли почему? Да потому, что возле нее Ипполит, который от нее без ума. Ну а почему бы ему и не быть без ума? Ведь его жена просто чудо. Нигде в мире такой не сыскать. А жила она…Да, да повторяюсь вы уже знаете, в первом подъезде. Чудеса, да и только. Впрочем, здесь была одна не стыковочка. Ипполитов лохматый кот на нее сначала волком смотрел, не так как его хозяин, но со временем, ничего, смирился. Правда теперь ее больше слушается. Ну да ничего Ипполит их обоих любит. Правда в семейной жизни Ипполита есть еще одна странность. И тут все дело в жене. Она его любит так, что может запросто треснуть, чем попало по башке, правда, только в том случае, если он уж очень опаздывает домой. Ну, а когда опаздывает, немножечко, то лишь пожурит да и успокоится. А Ипполиту все невдомек. Почему такая бурная реакция? Ну, задержался на работе, что ж здесь такого, бизнес есть бизнес, хоть и маленький. Или забыл там перезвонить, так ведь дел-то невпроворот. Что и говорить в холостяцкой жизни было проще, когда пришел, тогда и пришел. Никому до тебя нет дела, разве что Лохматый проголодавшись, встречал кровожадными глазищами. Да и только. Но с ним проще, покушав, он сразу же шел на мировую. А вот с женой все покруче будет. Ну да ничего, ведь любит никого-то, а его Ипполита. А за такое можно и башку подставить, ради нее не жалко. Ведь вы только представьте себе – тебя так любят, что готовы убить. Ну, разве это не прекрасно? Вам опять невдомек? Да нет здесь все просто. Вот когда жена плачет, это самое что ни наесть тяжелое, трагедия. «А почему это жена плачет у такого любящего мужа?» – сразу же возникает у вас вопрос. Да потому… Долго рассказывать… Хотя впрочем женщины сразу вам и ответят: «Да потому, что он не внимателен к ней, не ласков, не разговорчив, и еще многое другое с чего состоит семейная жизнь». И знаете, они будут правы. Да, да правы. Они во многом правы, особенно, что касается семейной жизни. А нам и невдомек. Даже внутри соглашаясь с ними, мы делаем все наоборот. Так вот о чем это я? Ах да… Вернемся к нашему рассказу. Хотя еще погодите минуточку, Ипполит что-то хочет сказать в свое оправдание. А вообще что он может сказать? Разве что: «Это все не из-за безразличия к жене, а просто последствия моей холостяцкой жизни». А ведь пора бы уже и меняться дорогой ты наш, ведь семья – это все. И все вопросы, что в ней возникают это тоже все. Если можно сказать образно семья – это как бы маленькая независимая страна, в большой общечеловеческой стране. У нее свои законы и тайны, и все что происходит в ней особенно болезненное для ее жителей. Есть в ней и свои радости и печали. Она меняет человека. И в какую сторону, это тоже от нее зависит. Но к прекрасному, светлому, мы готовы, а вот к противоположному, оказывается, нет. И бывает, что поплакаться-то не к кому, ибо это может быть таким личным, что никому и не расскажешь.

И все же Ипполит счастлив. Не просто счастлив, а очень счастлив. Да и как может быть иначе, ведь у него кроме его прекрасной супруги появилось еще и два пискливых, желторотеньких воробушка. Да это двое его детей, двое родных кровинушек, чудных, небесных созданий. Они вдруг очутились в теперь уже далеко не холостяцком жилище Ипполита. Да уже за это разве не стоит Ипполиту благодарить Бога, за свою вторую половинку-жену. Как видите теперь его страна, его семья, приобрела надежные непробиваемые границы. Он муж, у него жена и дети. У него все как у всех. Нет. Извините. Вру. У него лучше всех. И вправду лучше, ибо это еще не все. Однажды получив даром в свою книжную коллекцию «Новый завет», жизнь Ипполита испытала еще одну чудесную перемену. Оказывается, что все умные высказывания, которые он по крохам собирал и записывал из огромного количества книг своей библиотеки, помещены в одной Книге – Библии. Ее он тоже не покупал. Ее ему подарили через некоторое время, после знакомства с «Новым заветом». В тот день он принял в свою жизнь Иисуса Христа.

Вот так теперь он, Ипполит, и живет: с семьей и Христом в сердце. И не просто живет, плывет в одной лодке с ними и ему до слез хорошо. Вы рады за него? Я тоже. Но вот незадача. Прошло не так уж много времени, его воробушки-дети только-только стали вылетать из семейного гнездышка, пока еще не далеко, только в школу, а жена на работу, как тут все и началось. Жизнь стала какая-то непонятная, просто сумасшедшая, постоянная беготня и множество проблем. Хорошо еще, что хоть приятных. От них Ипполит стал уставать, ну может не так уставать, как не догонять время. Истинно говорят: «Время – деньги». Наоборот не получается. Оказывается за деньги время нельзя купить, да и вон, сколько их надо было бы. Тем более, где их взять? Ипполит с женой работает как угорелые, а деньги еле капают в семейную копилку. Странное дело, деньгами раньше Ипполит особенно и не интересовался. Теперь же речь идет не о нем, а о семье. А это уже не шуточки. В теперешний час каждый сам по себе. Надеяться на государство – пустое дело, жизнь идет вопросы надо решать сейчас, а не когда-то потом. Страна только-только поднимается на ноги, но это не ее вина. Это все люди, они либо поднимают страну, либо ее опускают. Но надежда, что все встанет на свои места есть, ведь беда то общая. Ну, а покуда-что вылезать из нее приходится каждому в отдельности. Друзья в Ипполита тоже не богачи. Вот люди и стали дергаться из стороны в сторону дабы выжить. С ними и Ипполит стал искать пути выходы из жизненных ситуаций. Ну, может не совсем с ними, не совсем как все. Но все же. Даже в это сложное время, он хотел оставаться самим собой, честным и правдивым. Тем более, что теперь он еще и христианин. Но, увы. Не так получалось, как бы хотелось. Если не он сам, так партнеры по бизнесу, и многие другие люди, вмешивались в его незапятнанную жизнь, оставляя там следы, зачастую грязные. Ипполит и сам не заметил, как оступился. А потом... Потом, лучше не рассказывать. Жизнь стала – полынь. Даже горше.

«Неужели я это делаю», – с ужасом не раз задавал он себе вопрос, сжимая руками голову.

Иногда, ему казалось, голова вот-вот лопнет от тяжелых дум. Но она не лопалась. Просто появилась головная боль. За ней и сердечная. Вот такие пироги. Ипполиту иногда с работы даже домой идти не хотелось, а в Церковь и того более. Теперь в семье его встречали грустные глаза жены, детей, а в Церкви – Иисуса. Ипполита донимали мысли, что Христос оставил его дом. Ипполиту было стыдно, и он перестал ходить и в Церковь. Домой все же приходил. Ведь это его дом. Но переступить порог того другого, духовного, он просто не мог. Быть христианином и грешить он не мог. Все от него чего-то ждали, разве что только его любимцу лохматому коту было все равно, а Ипполит впервые в жизни не знал что делать. Вернее знал, надо было покаяться перед всеми, но он боялся, что не сдержит слово. Тогда ему в голову пришла одна страшная мысль – умереть. Нет, вы не пугайтесь, на самоубийство он никогда бы не пошел, да и не мог он вот так лишить семью, это было бы нечестно, не говоря уже что грешно. «Вот если бы подвернулся какой-то случай, спасая кого-то погибнуть. Его бы поняли и простили. А так – никогда».

С какой-то злостью на себя, Ипполит буквально сгреб бумаги с рабочего стола в портфель:

– Все! На сегодня хватит! Надо идти домой, – он прикусил губу. – Хотя по правде никуда идти не хочется, разве что в могилу.
Ипполит надел теплую куртку. Потушил свет. Закрыл на ключ за собой дверь. Вышел на улицу. Было холодно, декабрь месяц. К Новому году оставалось всего-то пару дней. Но приподнятого настроения, как это бывает накануне Нового года, совсем не было. Дело шло к ночи. На улице было темно, но еще темнее было на душе у Ипполита. Все его усилия привести душу в порядок так и не дали результата. С тех пор, как он стал христианином, не прошло и два года. В то время он мог не спать до утра, размышляя о Боге. Несмотря на это, утро он встречал бодрым как никогда раньше. Он всеми порами своего тела ощущал невидимую связь с Творцом. Не раз, в мыслях, Ипполиту чудилось, будто он, в белых одежах, парит над миром. Его облик был светел и чист. Но в какой-то момент он почувствовал, как утратил связь, что помогала ему взлетать. Он опустился вновь на грешную землю и увидел, что его облик потемнел. Ища причину своего падения, Ипполит, увидел сначала одну ошибку, потом другую, потом из них сделалась целая цепочка, цепочка грехов. Сначала они были мелкие, не сознательны, но со временем стали укореняться, пускать побеги. Ипполит испугался. Стал бороться. Но, увы, собственных силенок не хватало. Конечно, он знал к Кому надо обратиться. Обращался. Каялся. Но, вновь и вновь падал… Падал сам не сознавая, что причиной тому есть то укромное местечко в сердце, в которое он так и не пустил Христа. Он считал, что это сугубо личное, и он сам справится со своей проблемой. Но опять оказалось, что не справился.
Ипполит человек чести:

«Надо с этим покончить раз и навсегда, – думал Ипполит, идя темным переулком, – я так больше жить не могу».
Вдруг дорогу заступил какой-то темный силуэт. Ипполит взял влево, чтоб обойти – силуэт переместился в том же направлении. Ипполит остановился. Сзади послышались шаги. Он оглянулся. Путь к отступлению перекрыл еще один силуэт. Спереди раздался простуженный голос:

– Мужик! Не дергайся!
Ипполит не двинулся с места.
– Портфель сюда, мобилку, кошелек, ну что там еще?
– Часы, – раздалось сзади, – можно еще и курточку, а то холод собачий.
Ипполит даже не шелохнулся.
– Ты что глухой? Давай все живо иначе перо в бок получишь! – зло зарычал налетчик спереди.
Во тьме тускло блеснуло лезвие ножа.
– А вы сможете? – наконец обозвался Ипполит.
– Он-то? Сможет! – раздался ехидный голос сзади.
– Мужик! Тебе что жизнь в тягость? – угрожающе навис над ним первый.
– Выходит что да, – устало произнес Ипполит. – Ха-ха!!! – дуэтом раздался смех хулиганов.
– Мужик поверь, как только почувствуешь перо в боку – сразу жить захочется.
– Не захочется, – спокойно отказал Ипполит.
– Мужик у тебя что, в самом деле крыша поехала?
– Да уже давно.
– Что жена ушла? – вдруг проникся сочувствием первый.
– Нет. У меня прекрасная жена.
– Наверное, с детьми непорядок? – предположил другой хулиган.
– Нет. Дети у меня отличные.
– Что-то ты мужик темнишь, – прохрипел первый. – С семьей у тебя все норме, вроде не алкаш, не наркоман. Долги? Я угадал? – криво улыбнулся он.
– Да! Долги!
Налетчики заулыбались.
– И много?
– Много.
– Ерунда отработаешь. – Нет. Слишком много, да и отработать их невозможно. Осталось только одно – смерть. Сам не могу. Жены да детей жалко.
– Ну, мужик, ты и даешь. А долги-то в долларах или «евриках»?
– В грехах. – Не поняли…
– А что тут понимать – Господу задолжал. Грешен естьм. Очень.
– Ты что ненормальный? Все грешные. Так даже в Библии написано или ты не христианин?

– Как раз через то, что христианин.
– Хи-хи! Так в чем проблема? Покайся! – захихикали хулиганы.
– Каялся. Да вот вновь грешу.
– Так вновь кайся, – захихикали опять налетчики.
– Сколько можно так же не честно. Лучше прирежьте меня здесь и всему конец. Я сам никак не могу лишить себя жизни – это еще один грех, да и очень большой.

– Что!? – заорал первый. – Ты нас за кого принимаешь?
Ипполит ничего не успел ответить. Сильный удар опрокинул его наземь. В глазах мелькнул тусклый свет фонарей.
– Ишь ты гад какой, хотел, чтобы мы грех на душу брали, – буркнул первый, снимая часы с руки Ипполита.

– Угу – поддакнул другой, – выворачивая карманы жертвы. – В нас еще такого случая не было. Будто мы убийцы какие-то. Припугнуть просто хотели, чтоб сговорчивее был. А он вишь, как все повернул, за грех покончить с жизнью захотел…Определенно – или сумасшедший, или святой.
– Может, куртку все-таки снимем?
– Да ты че. Замерзнет.
– Ну тогда все. Уходим.
– Уходим. * * *
Ипполит очнулся. Кто-то поднимал его с земли.
– Что с вами? Вам плохо? – послышался участливый женский голос.
Ипполит замотал головой.
– Да у него в кровь лицо разбито, – раздался опять тот же голос.
– Что с вами случилось? – долетел до Ипполита на тот раз уже мужской голос. – Вас избили?

– Нет, кажется, спасли жизнь… * * *
За углом раздался звук милицейского свистка, какие-то крики. Через мгновенье в тусклом свете фонаря, в сопровождении милицейского наряда показались вроде бы недавние налетчики. Увидев его в растрепанном виде и с разбитой губой, старший наряда сразу же обратился к нему:
– Гражданин! На вас напали эти молодчики?
Ипполит взглянул на грабителей. Их наглые лица выказывали беспокойство, а глаза так и бегали, так и бегали.
– Не знаю. Было темно, – ответил Ипполит. Он, и в самом деле толком не разглядел своих обидчиков.
– Ну, тогда быть может, вы узнаете вот эти часы и «мобилку», найденные в них.
С этими словами милиционер протянул ему названые вещи.
– Ну, а почему у них не может быть таких вещей? – спросил Ипполит. – Да потому, что они только что вышли из тюрьмы, а в нашем городе проездом. Когда поезд в нас сделал недолгую остановку, они решили немного подзаработать. Эти дорогие вещи им не за что было купить, да и будь они ихними, то не пытались бы их выбросить.

– Вы правы. Я их им подарил, – невозмутимо ответил Ипполит.
– Подарили? – удивился милиционер и добавил, – а они за это вам в кровь разбили лицо?
– Да нет. Это рука Господня! – изрек Ипполит. – Они здесь ни причем. Можете их отпустить, они заезжали специально ко мне.
– Я что-то не понял? Чья вы говорите рука? – насторожился милиционер.
– Господня, – повторил Ипполит, – да ничего. Все нормально. Не беспокойтесь. Это я всему причиной, – не знал, как пояснить посторонним людям свои проблемы Ипполит.

– А почему они тогда так торопились и хотели избавиться от ваших подарков? – не унимался милиционер.
– Да вы же сами сказали кто они. Естественно ребята испугались, что вы им не поверите. Что собственно и случилось. На поезд они уже опоздали так, что отпустите их со мной.
– Странный вы человек. Да ладно, разбирайтесь сами. У нас и без вас делов полным-полно, – махнул рукой милиционер и повернулся к парням:
– Помните, что по приезду в свой город должны отметится у своего участкового.
– Так точно, гражданин начальник, – отрапортовали повеселевшие налетчики.
Милицейский патруль ушел. Ушли и люди оказавшие помощь Ипполиту. Он опять лишился сам-на-сам с налетчиками.
– А ты что мужик не боишься оставаться с нами наедине? – спросил один из парней, тот, что повыше.
– Нет. А вы, как я вижу, с законом не очень то дружите.
– Вообще то мужик спасибо, что спас от еще одной ходки, – обозвался другой. – Забирай свои часы и «мобилу», да и деньги тоже.
– Послушай, – включился в разговор высокий. – А почему ты солгал ментам? Ты же сам говорил, что, будучи христианином, не хочешь грешить.
– Дело в том, что эти вещи я вам действительно дарю. Вы выбили у меня из головы мысли о смерти. А денег там было не много. Пошли, за них лучше в кафе посидим, погуторим. Вам теперь уже не куда спешить, другой поезд не скоро.
Налетчики переглянулись.
– Ну, раз такое дело пошли.
– Минуточку, – пройдя несколько шагов, промолвил высокий.
Он наклонился над невысокой изгородью и стал рыться в снегу.
– Есть, – промолвил он с ухмылкой, – вытаскивая с сугроба нож. – Я вовремя от него избавился. Менты, найдя перо, нас точно бы повязали.
– Дай его сюда, – Ипполит протянул руку к ножу.
– А тебе христианин он то зачем?
-На память, – улыбнулся Ипполит. Я так понял, вы больше этим не будете промышлять?
Парни переглянулись.
-Да отдай ты ему, раз просит, – вновь вмешался другой парень.
-Ладно, уж бери, но сам-то не дури.
Ипполит бросил нож в портфель.
Кафе было рядом, так что спустя несколько минут странная компания расселась за столиком. Ипполит заказал кофе. Парни недовольно повертели носами, но промолчали.
-Давайте знакомится, – предложил Ипполит и назвал себя.
-Леха, – протянул руку высокий.
-Серый, – назвался другой. Ипполит поднял брови…
– Сергей он,– уточнил Леха.

-Вы ребята что-то не очень торопились домой, – произнес Ипполит.
-А к кому торопится? – промолвил Леха. – Он детдомовский, – кивнул он на товарища. – А у меня кроме матери больше никого и нету.
-А разве мать это мало? – удивился Ипполит. – Да она там за тобой все глаза выглядела и все слезы выплакала.
-Вот потому-то и не спешу к ней.
-Что-то не совсем понял.

-А что тут понимать, разочаровал я ее сильно. Она верила в меня. Когда был маленьким, в Церковь всегда с собой брала. Думала выросту, приличным человеком стану, а я вот хулиганом стал. В тюрьме очутился. И хотя мне дали небольшой строк, дело то пустячное было, все же для нее это был страшный удар. Хотя она в меня и сейчас верит. Я знаю. Она до сих пор молится своему Богу, надеется, что я исправлюсь. А я вот не уверен, – разоткровенничался Леха. Я то и вещи твои хотел продать, чтоб матери подарок купить и выслать на Новый год.

-Ты бы лучше сам к ней съездил. Думаю лучшего подарка для нее и не надо. Да брат мать обижать нельзя. Это же мать, – сокрушаясь, промолвил Ипполит.
-Да была бы у меня мать. Я никогда бы не допустил, что б она через меня плакала, – грустно добавил Сергей.
-Да что вы на меня напали и самому тошно, – стал отбиваться Леха. – Я ее очень люблю. Все про меня позабыли и друзья, и знакомые, и учителя, и даже девушка, только мать все письма слала и добивалась свидания. А я сам не хотел встречаться. Мне стыдно и больно ей в глаза глядеть?
-Вот и я тоже не могу Господу в глаза взглянуть. Он тоже во мне разочаровался, – вздохнул Ипполит.

После этих слов все как-то вдруг замолкли, погрузились в свои думы.
Что-то, раздумав, Леха вновь стал говорить:
-Я вот никак не пойму? Встречаться с ней я не встречался, в письмах тоже мало, что писал о себе, больше о Сергее, а она про меня почти все знала: когда я заболел, когда мне было уж очень тяжело. В такие вот тяжелые дни я получал от нее письма и мне было легче, что вот меня такого негодяя еще кто-то любит. Мне даже показалось, что это, – Леха посмотрел на Сергея, – ты ей обо мне писал.

Сергей после тех слов заерзал на стуле, но ничего не ответил.
-Что это ты так забеспокоился? Я правду говорю? – теперь он еще пристальнее уставился на товарища.
-Ну, писал. И что? Даже раз встретился, когда ты не хотел к ней выйти, – почти выкрикнул Сергей.

От этих слов в Лехи брови полезли на лоб. Парень даже привстал.
– А что ты хотел? – Сергея будто прорвало. – Я больше не мог смотреть, как вы оба мучаетесь. В прочем ладно ты, но мать, которая в тебе души не чает. Это ты ей своим поведением добавил седины в волосах.
– Се-ди-ны?.. – как-то растеряно промолвил Леха, тяжело опускаясь на стул.
И вновь все замолчали. Тогда, через некоторое время немногословный Сергей нарушил молчанку:

-Вот я сижу и думаю. Ты Леха не хочешь ехать к своей матери. А она тебя ждет. Не отказалась от тебя, не бросила даже в тюрьме. Ты сам ей отказывал в свидании. Или ты Ипполит. Хочешь умереть. Тебе тоже стыдно, а ведь ты не знаешь, бросил ли тебя твой Бог. Он тоже, как и Лехина мама ждет, когда ты исправишься и явишься ему на свидания.

Ипполит с Лехой подняли на Сергея глаза. А он продолжил:
-Тут вот, братцы, заковырка в чем – хотите ли вы этого сами?
-Ну конечно хотим, – в унисон ответили оба слушателя.
-Ну, тогда вопрос в том насколько вы этого хотите?
Леха и Ипполит замялись.

-Я очень хочу, – наконец промолвил Ипполит, – но не могу.
-И я тоже, – добавил Леха, – но тоже не получается.
-Тогда я думаю, это должно стать целью вашей жизни и сегодня же сделайте первые шаги. Так что возвращайтесь к тем, кто ждет вас: ты к своему Богу и семье, а ты к мамочке, – подытожил Сергей.
-А ты? – опять спросили оба Ипполит и Леха. –А мне не к кому, – криво улыбнулся парень.
-Ну, так давай к моей маме, она тебя примет, – предложил Леха, – братом будешь.

-А еще бы, ребята, хорошо, что б вы пришли к Господу. Он тоже вас примет. У него вон сколько детей. – Вот ты Сергей, такой рассудительный, – Ипполит повернулся к парню. – Сам говоришь – сирота. А ведь у Господа сирот нет. Это люди тебя оставили. Он никогда. Я в этом минуту назад опять удостоверился. А Ты о Нем и не думал, в тюрьму попал, – продолжил Ипполит.
Парни переглянулись.

-Э, брат, не все так сразу. Хотя все может быть. Над этим стоит поразмышлять.
-Ну, тогда братцы по рукам, – улыбнулся Ипполит. – Давайте договоримся так: Если мы не придержемся наших обещаний, то через год вновь встречаемся в темном переулке. Вы меня колотите, а я вас сдаю в милицию. Лады?
-Чего уж там. Лады. Так тому и быть. * * * Прошел год…
Ипполит выключил свет в офисе. Закрыл на ключ за собою дверь. Вышел на улицу. Быстро темнело. Задумавшись, он шагал темным переулком, как вдруг:
-Эй, мужик! – дорогу заступила темная фигура.
Ипполит по инерции дернулся в сторону, чтоб обойти.
-Не торопись ты так. На тот свет всегда успеешь. Так что давай – кошелек или жизнь? – раздался другой голос позади.

-Жизнь, – не раздумывая, выпалил Ипполит.
-То-то же. Значить бить не будем, – развеселились вдруг налетчики.
-Так это вы? – только теперь узнал своих давнишних знакомых Ипполит.
-А кто же еще. Договор дороже денег, – и новый взрыв хохота раздался в переулке.

-Но ребята. Я понял, что не во всем доверял Господу и вот, наконец, исправил свою ошибку, – радостно объявил Ипполит. – Так что колотить меня не зачем. – Но вы то как? Раз вы здесь, значит дела плохи? Ты вернулся к маме? – обратился он к Лехе. – А ты, где теперь маешься? – повернулся он к Сергею.
-Знаешь, что Ипполит давай зайдем в старую кафешку, – там и поговорим, – предложил Леха.

Они, как и год назад, зашли в кафе.
Когда расселись за столиком, Ипполит вновь задал свой вопрос. Ребята ничего не ответили, но как-то странно переглянулись. Потом Леха порывшись в наружном кармане, достал новогоднюю открытку и протянул ее Ипполиту.
Он развернул ее. На открытке, аккуратным женским почерком, на имя Ипполита было написано поздравления с Новым годом и Рождеством Христовым. Ипполит пробежал его глазами и остановился на постскриптуме. Там было написано несколько коротеньких фраз:

«Большое Вам спасибо за сыновей!
Да благословит Вас Бог!

Пускай рука Господня не отнимется от Вас по все дни Ваши!»
– Это как я понял поздравления от вашей матери? – спросил Ипполит. –Да! – ответили оба парня. – Мы ей поведали о тебе, – промолвил Сергей. – А она рассказала нам, что когда-то давно, с христианской миссией, была в твоем городе.

– И даже на троллейбусной остановке подарила «Новый Завет» какому то чудаку, – добавил Леха…
От этих слов, Ипполит на какое-то время будто онемел.
– Это и впрямь рука Господня, – еле слышно прошептал он…
– О чем это ты брат там бормочешь? – удивились ребята, наблюдая за Ипполитом. Но Ипполит ничего, не отвечая, только мотал от удивления головой…

(Николай Мучинский)


Категория: Храм | Просмотров: 928 | Добавил: Сергей | Рейтинг: 5.0/1 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Объявления

Желающим креститься или крестить детей (отцу, матери, крестному, крестной) необходимо прийти на огласительную беседу
в субботу в 16.00

Воскресная школа
нашего храма приглашает
детей и взрослых для
изучения Православной веры.
Телефон для справок:
8-915-157-93-55
о. Александр Дружинин



Календарь

Перейти к расписанию


Евангельские Чтения