Русская Православная Церковь.
Московский Патриархат
.
Главная » 2013 » Июнь » 3 » Платье на вырост

Платье на вырост

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга; по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоанна 13:34).



(рассказ)


Лепил мокрый, противный снег. «Дворники» с трудом счищали белуюкоросту с окон его машины. Дорога была безлюдной, но он ехал с напряжением — скользко, темно, сырость пробиралась под лёгкую кожаную куртку — и почему он не надел дублёнку, вырядился, как жених. Выехал без настроения. Наверное, можно было отложить поездку, но отец Георгий очень просил привезти ему пачку свечей, несколько бутылок лампадного масла, ладана. Набралось три тяжёлых коробки, хотелось успеть до Рождества. И вот дотянул — три дня до Рождества осталось, только бы обернуться туда и обратно. Отец Георгий жил в Псковской области, в самой глубинке, в маленьком селе на краю леса. Ехали к нему отовсюду, потому как святой жизни был человек. Усталости, казалось, не ведал, всех привечал, обогревал любовью, от беды отводил. Ехали к нему люди с тяжёлым сердцем, а возвращались просветлённые, умел отвести от человека уныние, умел развернуть его от беды, подтолкнуть к Богу.

Николай заметил, что как стал вспоминать об отце Георгии, так и теплее
вроде стало в машине. Уж с ним-то отец Георгий повозился, пока не
вытащил из отчаянья, пока не заставил жёстко оценить свою жизнь. Что
делаешь? Куда катишься?

Николай был в Москве человеком заметным, под его началом находилось
несколько вещевых рынков, жил — как по минному полю шёл: вправо —
воронка, влево — обстрел. Пока, в конце концов, и не «подорвался на
мине». На него наехали, стали сводить торгашеские счёты, он попытался
встать в стойку, напрячь их, опередили — сожгли дачу, принялись
угрожать. Хорошо, что он один, семьи не было, как разошёлся с первой
женой, всё недосуг было второй раз жениться. Теперь его холостяцкая
жизнь оказалась благом. Уж кого-кого, а его близких «доброхоты» в покое
бы не оставили. А так — один как перст. Но брали измором — звонили,
угрожали, писали письма, просили освободить поле деятельности
по-хорошему. В прокуратуру пошли письма. Один раз вызвали, второй.
Николай чувствовал: надо уходить по-хорошему. Но такая ненависть в душе клокотала, что он даже ночами проигрывал давно написанный сценарий мести. «Убью, убью обязательно. Пусть сяду, но не потерплю, какой я после этого мужик?»

В Псков поехал налаживать контакты, были у него там свои люди, хотел
поговорить, обсудить предстоящую борьбу. А машина возьми да и поломайся на дороге, аккурат у опушки леса, у крайней избы, в которой горел крошечный огонёк лампады. Постучал. Открыли. Маленький седой старичок с бородой до пояса.

— Заходи, мил-человек. Заходи, гостем будешь, — молочка налил, отломил хлеба. — Ешь. Говорить потом будем.

— А что говорить? Мне говорить нечего, — насторожился Николай.

— Нечего и нечего, неволить тебя не буду. Пей молочко, пей.

И как прорвало Николая. Разрыдался он, уронив голову на стол, покрытый весёленькой клеёнкой, и рыдал, как освобождался. И стал говорить. По чуть-чуть всё и рассказал. Утром он развернул свой «Мерседес» обратно в Москву. В ожидании новой жизни сердце притихло. Смог. Смог сжечь все мосты, переступить через ненависть и жажду мести. Оказывается, уйти — большая победа, чем отомстить. Он не понимал, ему растолковали. Пошумели «коллеги», поугрожали и — отступились. Два месяца нигде не работал. Потом в одном православном издательстве стал заниматься реализацией книг. Навыки были, получилось. Деньги, из-за которых так убивался, как-то вдруг измельчали, отошли на второй план. На первом сияла нестерпимо ярким светом освободившаяся покаянием совесть, как легко её бремя, как удивительно её торжество. К батюшке Георгию с тех пор зачастил. Уже потом узнал, что старец сей в России известный. К нему
едут отовсюду специально, это только он случайно на огонёк заглянул.

Вот и сейчас едет. Торопится. Торопится обернуться до Рождества. И
что-то беспокоит его помимо слякоти, раздражает. Ну, конечно, она,
навязавшаяся попутчица.

— Батюшка дал ваш телефон. Благословил взять меня к нему, как поедете.

Взял. Благословил отец Георгий, нельзя не взять. А самому маета. Девушка какая-то забитая, платок на глазах, вжалась в угол заднего сиденья. Уже часа три едут, а она ни слова.

— Закурить можно? — спросил.

— Мне не хотелось бы… — прошептала девушка чуть слышно.

«Вот ещё новости, в собственной машине и не могу курить. А так хочется
затянуться. Навязалась! Робкая, робкая, а „мне не хотелось бы…" А мне
хочется курить».

— Может, разрешите одну сигарету? — спросил, еле сдерживая раздражение.

— Мне бы не хотелось…

Николай резко остановил машину. Вышел. Запахнул свою хлипкую курточку. Спички гасли на ветру, он нервничал, наконец-то затянулся.

К отцу Георгию приехали уже к вечеру.

— Вот молодец, вот молодец, привёз рабу Божью Марину. Я просил, спасибо, не отказал, — суетился отец Георгий возле Николая.

А Николаю уже и стыдно: «Надо было с ней поласковее, что это я, всю
дорогу молчал, злился, извиниться, что ли?» Марину определили на постой к старой сгорбленной Савишне. До неё пройти с километр, но Савишна сама явилась, углядела машину: «Пойдём, дочка, печка у меня топлена, вареньем угощу из крыжовника. Любишь из крыжовника?»

Девушка смущённо улыбнулась, отвела глаза. А Николая отец Георгий
определил в пристройку. Небольшая пристройка давно служит ему
гостиницей. Едут издалека, остановиться где-то надо. А там и свет, и
печка, и иконы на стене. Несколько коек в ряд, хватает. Николай вошёл,
увидел молоденького монаха, стоящего на молитве. Тоже приехал к батюшке. Монах повернул к Николаю приветливое лицо, махнул рукой на свободную кровать, дескать, располагайся, но молитву не оставил. Николай лёг. Спина, затёкшая от сидения в машине, слегка ныла. Уснул быстро.

Утром у батюшкиной кельи уже была очередь. Он оказался за девушкой, с которой ехал. Мариной вроде… Она подняла на него глаза и тут же
опустила. Извиниться, что ли? Да нет, раньше надо было. Стал готовиться
к исповеди. Прежде чем войти к батюшке, девушка перекрестилась три раза. Монашка, что ли… Не разговаривает, забитая какая-то. Долго, очень долго девушка не выходила. А вышла… Николай натолкнулся на её взгляд, полный ужаса. Она смотрела на Николая, широко раскрыв глаза и как-то не мигая. Он заметил, только значения не придал. Огонёк лампады из открытой двери звал следующего посетителя. Николай встал: «Господи, благослови!» Батюшка в епитрахили, поручах сидел на стуле, устало опустив спину. Белая борода его выделялась в полумраке комнаты первой, потом уже — лицо, глубокие морщины.

— Ну что, раб Божий Николай, всё на «мерседесах» разъезжаешь?

— Нельзя без машины, отец Георгий, поездом я бы и сейчас ещё ехал.

— Ну, давай, что у тебя…

Знакомый холодок под сердцем. Сейчас надо сказать всё, не утаить, не
слукавить. Стал говорить, как всегда, сначала неровно, путаясь, а потом
как в омут головой — всё.

Батюшка слушал, склонив голову и прикрыв глаза. Иногда лишь слегка кивал головой, — дескать, слышу, не сплю, рассказывай. И вот оно, блаженное облегчение. Батюшка накрывает голову Николая епитрахилью, читает разрешительные молитвы. Чтобы пережить это светлое, ни с чем не сравнимое чувство, можно было бы не только на «Мерседесе», пешком прийти в эту продуваемую ветрами избушку. Николай поднялся с колен, подошёл под благословение.

— А ты, раб Божий, сколько бобылём жить собираешься? Немолод уже, пора, пора гнездо вить.

— Да моя невеста ещё, отец Георгий, не родилась, — привычно отшутился
Николай.

— А вот и родилась. Сидит там. Мариной зовут. Попутчица твоя от самой
Москвы, чем не жена тебе?

— Шутите, отец Георгий… Как найду себе невесту, сразу к вам привезу
знакомиться. А пока другие у меня заботы.

— Я тебе серьёзно говорю, — голос батюшки стал твёрдым. — Она, Марина, тебе жена, разгляди её, сам убедишься, — и махнул рукой на дверь, иди, дескать, хватит, поговорили.

Вышел. Где она, его «жена»? А вот, сидит пичужкой, укутавшись в большой чёрный платок. Может, его ждёт, «мужа».

— Марина? Вас Марина зовут? Вы меня простите, что я так строг был, пока
ехали. На меня, понимаете, столько забот навалилось.

— А я-то тут при чём! — девушка подняла на него глаза, полные слёз. —
Мне-то что до ваших забот? Я приехала у батюшки благословения просить в монастырь. Он всё говорил: подожди да подожди, а тут позвал. Я и
поехала. Мне бы поездом лучше, а он благословил вам позвонить. У вас
проблемы, только я тут ни при чём.

Девушка уже ревела в три ручья.

— А я при чём в ваших проблемах? Мне без разницы, куда вы, в монастырь или…

— А батюшка что сказал?! Говорит, выходи, Марина, замуж за Николая. За вас, значит! За вас. Вот они, ваши проблемы. Только я здесь ни при чём, я в монастырь.

Николай напрягся. Он понял, что разговор заходит слишком далеко, понял, что это была не просто беседа со старцем, это было благословение. Марину он благословил выйти за него замуж, а его — жениться на ней. Девушка рыдала, худенькие плечи тряслись.

— Да не реви ты. Давай что-нибудь придумывать.

Вышли на улицу, стали ходить кругами вокруг «Мерседеса».

— Может, ты что-нибудь не поняла, может, он по-другому выразился…

— Говорит, чем не муж тебе Николай. Я говорю, какой Николай, откуда я
знала, что вас Николаем зовут? А он — да тот, что привез тебя ко мне. Я
говорю — он старый, да и странный какой-то…

Девушка осеклась и испуганно посмотрела на Николая.

— Вот-вот, — ухватился тот. — Иди и откажись, скажи, что старый муж тебе не нужен. Тебе самой-то сколько? Девятнадцать? Да я тебе в отцы гожусь. Иди-иди, — он стал подталкивать Марину к домику.

— Сами идите. Скажите, что отказываетесь на мне жениться. Так и скажите
— отказываюсь.

Пошёл. Отец Георгий стоял на молитве. На скрип двери повернулся,
недовольно сдвинул брови:

— Я тебе сказал — она твоя жена. Не ищи другую, только время потеряешь. Всё. Уходи.

Теперь уже Николаю хоть плачь. Он только сейчас понял, как серьёзен этот разговор и какие у него могут быть последствия.

— И откуда ты на мою голову навязалась! — набросился на Марину.- Жил
себе, забот не знал.

Она опять заплакала, поняла: батюшка не благословил, непреклонен.

Возвращались так же молча, как и ехали сюда. Только молчание было уже совсем другим. Николай нервничал, злился, даже пару раз закурил без разрешения. А Марина сидела в своём уголочке и хлюпала носом. Николая её слезы злили, больше того, он впервые, как отошёл от той своей торговой мафиозной жизни, пожалел о ней. В ней было много опасного, нестабильного, но в то же время он мог сам решать многое, тем более насчёт женитьбы… Давно бы женился, если бы захотел. Не хотел. Женщины как неспешно вплывали в его жизнь, так из неё и выплывали. А теперь получается: хочешь не хочешь — женись, раз батюшка решил, значит, надо. Бред какой-то. Он, он сам, Николай Степанович Остроухов не решил, а за него решили! А ты подчиняйся, ты ничего не значащая пылинка. Вот так, гневаясь и осуждая, ехал он по вечернему тихому шоссе, и припорошенные снегом ёлки мелькали себе и мелькали.

Высадил Марину у метро. Она, опустив глаза, поблагодарила. И сказала
твёрдо, будто на подвиг шла:

— Я вам, Николай Степанович, позвоню.

— Зачем? — чуть не вырвалось у Николая.

Но осёкся, невежливо. Она позвонила через неделю. Он сразу почувствовал
— отпустило. Голос не такой напряжённый, как раньше, спокойный:

— Я согласна, Николай Степанович. Батюшка благословил. Я ещё раз к нему ездила, поездом. Только вчера вернулась. Он сказал, мне в монастыре не
место. Я ведь иконы пишу, батюшка говорит — иждивенкой в семье не
будешь, всегда на жизнь заработаешь. Я согласна.

Николай схватился за голову. А он, он-то не согласен!

— Марина, — бросился он умолять девушку, — я старый, я некрасивый, я
тебе в отцы гожусь, подумай, Марина…

— А мне теперь хоть думай, хоть не думай — отец Георгий благословил. А
он… ему многое открывается.

Через час Николай вновь гнал свой «Мерседес» по знакомой дороге. Он
приготовил длинную речь, пламенный монолог обиженного и оскорблённого человека. Он скажет, он убедит, он приведёт примеры.

Отец Георгий в валенках, тулуп поверх подрясника, чистил во дворе снег.

— Я тебя только к вечеру ждал, — засмеялся.

— Батюшка, — Николай умоляюще посмотрел на него, — батюшка, ну, куда мне жениться…

— А через год ты приедешь и скажешь — батюшка, как хорошо, что я
женился. Мил-человек, ты один как перст, и не монах, и не женатый, не
дело это. В монастырь ты не готов, а к женитьбе… Девушка редкая, такие
на дороге не валяются. Женись. Она тебе дочку родит, крестить привезёшь, назовем её… назовем её Ангелина, — батюшка хитро сощурился, синие
детские глаза его светились радостью.

Николай впервые улыбнулся:

— Значит, благословляете?

— Благословляю. Совет вам да любовь…

…Над Кипром тихий душный вечер. Наш теплоход стоит на пирсе, среди таких
же, как он, красавцев лайнеров. Сегодня был насыщенный день. Долгая
экскурсия по Лимасолу, поездка в Кикский монастырь. А теперь свободное время. Кто отдыхает в каюте, кто бродит вдоль моря, кто сидит в маленьком кафе на берегу. А я очень хочу позвонить в Москву, говорят, недалеко, прямо за кафе телефоны-автоматы. Иду неспешно, наслаждаясь покоем, вспоминая дивные подарки дня. Догоняет человек. Толстенький, рыжий, лицо усеяно веснушками. Наш, с теплохода. В ресторане его столик через два от моего. Очень шустрый. Обожает фотографироваться. Медленно не ходит, всё бегом, эдакий колобок, от дедушки ушёл…

— Щёлкнуть вас на фоне вон той пальмы?

— Не надо, я в Москву звонить…

Мой телефон не ответил. Рыжий человечек быстренько набрал свой номер и затараторил-зачастил:

— Кипр — это потрясающе! Три иконы купил. Как почему три?! На всю нашу семью. Соскучилась? Я тоже. Ещё недельку — и дома. Да, да, обнимаю вас, мне очень вас не хватает.

Трубку положил, а всё улыбался. Так и подошёл ко мне с отсветом улыбки.

— С женой говорил. Она полгода назад дочку родила. А я вот решил в
паломничество, давно собирался. Дочь подрастёт, вместе ездить будем, а
пока один. Одному, конечно, не то, с семьёй лучше.

— А жена ваша кто?

— Иконописец. В одном московском храме в иконостасе сразу четыре её
иконы. Талантливая. А красавица… Не то что я — крокодил. Доченька на
жену похожа. Ангелиной назвали. Правда, хорошее имя — Ангелина? От
ангела что то, свет какой-то. Я ей накупил! Покажу, хотите? Вот она, моя
каюта, милости прошу.

Мы вошли в каюту, и он стал вытряхивать из чемодана воздушные кружевные платьица, туфельки, маечки, костюмчики — ворох весёлой детской одежды, от пестроты которой зарябило в глазах. А одно, ну прямо роскошное платье с наворотами, совсем не детское.

— Навырост взял. Вырастет, а уже есть что надеть. Мне ничего не жалко
для доченьки…

Он протянул мне фотокарточку крошечной девчушки. Но сначала нежно
поцеловал её.

— Дочка, Ангелинка, солнышко моё, нечаянная моя радость. А это жена. (На меня смотрела красивая юная женщина.) Марина. Красивая? А я дурак, жениться не хотел, всё раздумывал. А отец духовный настоял, ему-то лучше видно, а я роптал, а я роптал, грешный.

И Николай Степанович рассказал мне эту историю.

(правмир.ру)

Категория: Храм | Просмотров: 1143 | Добавил: Сергей | Рейтинг: 5.0/2 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Объявления

Желающим креститься или крестить детей (отцу, матери, крестному, крестной) необходимо прийти на огласительную беседу
в субботу в 16.00

Воскресная школа
нашего храма приглашает
детей и взрослых для
изучения Православной веры.
Телефон для справок:
8-915-157-93-55
о. Александр Дружинин



Календарь

Перейти к расписанию


Евангельские Чтения