Русская Православная Церковь.
Московский Патриархат
.
Главная » 2011 » Август » 25 » АННА и НИКОЛАЙ

АННА и НИКОЛАЙ

«Не скорби, не получая тотчас от Бога того, о чем просишь. Он хочет доставить тебе большее благодеяние тем самым, что заставляет тебя с терпением долее предстоять Ему в молитве. Ибо что выше, как простирать беседу к Богу и объяту быть общением с Ним»



(РАССКАЗ)


Служба подходила к концу. Батюшка вышел из алтаря для благословения. Народ медленно потянулся к выходу. Анна Петровна немного задержалась в храме, подошла к иконе Николая Чудотворца. Припала лбом к окладу. Больше других любила она этого святого, всегда заказывала ему молебны, дома вычитывала акафист. Сколько себя помнит – к Николаю Чудотворцу у нее всегда было особенное отношение. Совсем малюткой была, а уже по-своему молилась ему, просила исполнения своих детских желаний. И сейчас, когда ей уже почти пятьдесят, вера в помощь и заступничество Николая Угодника не ослабевает. Сегодня, в день памяти, она даже с работы перепросилась, чтобы успеть почествовать его. Праздничная служба пролетела как один миг, уж очень благодатно и торжественно пел хор. Анне Петровне на мгновение показалось, что сам Николай Угодник заглянул в храм.

В эту церквушку на самой окраине Москвы она ездила давно, ее и крестили здесь. Правда, тогда они жили неподалеку, а когда их барак снесли, получили новую квартиру на другом конце города. Но сердце будто прикипело к этому храму – вот и приходилось добираться сюда почти два часа. А ей и не в тягость, привыкла, да и на душе благостно, – приезжая сюда, будто попадала в свое детство – к маминым куличам на Пасху, к терпкому запаху вербы, стоявшей в банке под иконами, к воскресным службам, когда всей семьей нарядные и радостные ходили в церковь. Помнится, дразнили тогда Аню соседские мальчишки, обзывали «монашкой», зимой нещадно забрасывали снежками. Да и девчонки с ней не особо дружили.

Школу Аня не любила. Ее вечно «разбирали» на классных собраниях, учителя были к ней несправедливо строги, некоторые намеренно занижали оценки, ставя ей в вину то, что отказалась вступать в пионеры, что носит крестик, что родители верующие. Было обидно, Аня не раз плакала, но в церковь ходить не переставала. И в своих детских горячих молитвах не раз обращалась за помощью к Николаю Угоднику. Она и сама не понимала, почему выбрала своим защитником именно его. Мама постоянно читала ей вслух «Жития святых», где было сказано о многих святых подвижниках, но как услышала о Николае Чудотворце, а потом когда увидела его лик, изображенный на большой темной иконе в храме, так сразу же потянулась к нему всей душой. Это чувство, что ее оберегает и помогает сам Николай Чудотворец, сохранилось у нее на всю жизнь. И даже когда хоронила самых близких – знала, что он укрепит ее в самых тяжелых душевных страданиях. Ходила в храм, стояла на службах и отходила сердцем, теплело на душе, верилось, что устроится ее жизнь, и счастье заглянет снова к ней...

Замуж она вышла рано, за любимого человека. Как-то в церковь зашел высокий черноволосый парень. Поставил свечи, постоял перед иконами. Анне он сразу приглянулся – черты лица мягкие, серые глаза смотрят из-под пушистых ресниц немного виновато. «Вот бы с ним познакомиться», – подумала она. В следующее воскресенье Анна опять заметила его в храме. Он тоже ее увидел, а после службы подошел.

– Меня Николай зовут, – немного робея, произнес он. – А тебя?

Так они познакомились, встречались недолго. Николай сделал Анне предложение, и она, нисколько не сомневаясь, приняла его. Жили они дружно, Николай оказался хорошим и заботливым мужем. Когда родился сын, наравне с женой вставал к нему по ночам – мальчик рос беспокойным, болезненным, – помогал со стиркой, иногда становился к плите. Анне с ним было спокойно. Она была уверена, что именно Николай Чудотворец хранит их семейное счастье.

Заболел Николай неожиданно, хотя, по правде сказать, и до этого жаловался на боли в желудке. Но не придавал этому значения, думал – пройдет. Работал он инженером на заводе, в командировки ездил часто. А в командировках, известно, какое питание – все больше всухомятку, вот желудок время от времени и давал о себе знать. Анна, правда, заваривала ему травы, делала настойки, но Николай или забывал их пить, или попросту отмахивался. Когда он попал в больницу, она забеспокоилась. Прогнозы врачей были неутешительны. Рак желудка. Оперировать было поздно, на благополучный исход надежды не осталось. Анна бросилась в храм, встала перед иконой Николая Чудотворца, молилась долго и горячо, беззвучно шевеля губами, прося своего заступника о великой милости.

Но, видно, не угодно было это Господу. Николай умер через полгода. А за месяц до этого Анна похоронила мать, потом вскоре отца. Страшные испытания послал ей Господь. Металась в горе, не находила места, не знала, как жить дальше. Но молитвы не оставляла. Просила любимого святого помочь, укрепить, дать силы.

И силы нашлись, пережила горе. Подрастал сын. Выйти замуж больше не стремилась, хотя и нелегко приходилось одной. Да и Николая продолжала любить. Она по-прежнему старалась почаще бывать в храме. Вот и сегодня, в праздник, приехала помолиться, поблагодарить Бога, что дает здоровье ей, сыну, невестке и маленькой внучке.

Выйдя из храма, Анна Петровна заметила на краю дорожки заросшего, оборванного мужчину лет пятидесяти. Рядом с ним лежала шапка, в которой поблескивали монеты. Она вспомнила, что уже не раз видела его здесь. «Как не стыдно, – подумалось, – стоит милостыню собирает, наверняка, на водку». Холодный ветер швырял в лицо колючей крупой. Она заспешила мимо, уткнув лицо в воротник пальто. «Такой холод, а он так легко одет, без шарфа, без шапки» – мысли мелькали в голове одна за другой. Анна Петровна развернулась и пошла к попрошайке. Вытащила из кошелька десять рублей, потом взглянула в его опухшее красное лицо и неожиданно для себя сказала:
– Пойдем.

Ей показалось, что все, что она делает, происходит помимо ее воли, как будто это и не она вовсе, а кто-то другой стоит здесь на стылой улице рядом с оборванным пьянчужкой. Мужчина молча встал и топтался теперь рядом с ней. Она двинулась в сторону метро, незнакомец молча поплелся за ней – близко, правда, не подходил, но и старался не отставать. Всю дорогу Анна Петровна следила за ним боковым зрением, не осмеливаясь оглянуться.

Около дома она забежала в магазин, купила хлеб, рыбу, потом подумала и взяла пакет молока. «Не постится ведь, а с таким кашлем хорошо бы горячего молочка».

Пока гость мылся в ванной, Анна Петровна быстро пожарила рыбу, отварила картошки, достала из холодильника банку с солеными огурцами. «Господи, зачем я это делаю? – одолевали ее сомнения, – я же его совершенно не знаю. Ведь это просто безумие, притащить опустившегося человека в свою квартиру. И что скажет Игорь?» Раздумывая таким образом, она продолжала нарезать хлеб, потом достала из шкафа старый спортивный костюм сына и просунула в дверь ванной.

Когда ее случайный знакомый вышел на кухню, она его даже не узнала. Приглаженные волосы влажно поблескивали, пропала одутловатость лица, в глазах появился огонек.

– Вот, не побрился только. Нечем. – Виновато проговорил он.

Анна Петровна махнула рукой, пододвигая ему стул. Мужчина налег на еду. Она поставила перед ним дымящуюся кружку с горячим молоком, пододвинула баночку с медом. Пусть наедается, да отправляется восвояси.

– На вот, возьми с собой, – сказала она, укладывая в пакет хлеб и оставшуюся рыбу. –Дома, небось, шаром покати. Где живешь то?
– Нигде, – пожал плечами мужик, – раньше была комната в коммуналке, теперь по подвалам ночую.
– Как же так? – опешила Анна Петровна.
– Да, по пьяни подписал какие-то документы, и комнату оттяпали. – Он закашлялся.

Анна Петровна собирала со стола, соображая, что же делать. Выгнать его опять на улицу, ну и куда он пойдет? Опять милостыню просить. Да и болен он, вон какой кашель. Ему лечиться надо, а не по улицам шляться.

– Я... это... пойду. – Гость бочком вышел из-за стола, двинулся в прихожую.
– Оставайся, – остановила его Анна Петровна, удивляясь самой себе, – в комнате сына постелю, отлежаться тебе надо, а то разболеешься совсем.

Она хлопотала на кухне, мыла посуду, потом села читать Псалтирь, невольно прислушиваясь к тому, что делается в комнате сына. Там было тихо. Она подошла к двери, из комнаты доносилось тяжелое дыхание. Анна Петровна осторожно заглянула внутрь. Мужчина, разметавшись, спал на кровати. Дыхание со свистом вырывалось из его груди. «Видно и вправду разболелся», – подумала Анна Петровна. Вернулась на кухню, достала аптечку. Здесь простыми таблетками не обойдешься, нужны антибиотики. Она отыскала бисептол, заварила травяной чай. За хлопотами забыла, что не звонила сегодня сыну, не поздравила с праздником, потянулась, было, к телефону, но потом передумала. Подхватила чашку с чаем, таблетки и пошла в комнату.

Вечер тянулся необычайно долго. Она уже и вполголоса поговорила с сыном – слава Богу, у Игоря все нормально, и приготовила обед на завтра, и вычитала вечерние молитвы, а сон все не шел к ней. Думала об этой странной встрече, о том, что ей, почему-то, совсем не хочется, чтобы человек этот уходил, и в то же время чего-то страшилась. Но потом решила выбросить это из головы – Господь все управит, тем более в день памяти Своего угодника, который покровительствует ей на протяжении всей жизни. Ведь и эта встреча произошла с Его произволения…

Утром, оставив таблетки и обед на столе, она ушла на работу. Будить постояльца не стала, положила на видное место запасные ключи от входной двери, на случай, если он захочет куда выйти, а то и уйти совсем. На работе Анна Петровна ловила себя на мысли, что чаще, чем надо бы, думает о нем. «Вот ведь как человека закрутило! Что же такого могло с ним случиться, что оказался он на самом краю пропасти? И что будет с ним дальше? Неужели смерть в холодной подворотне от пьянки и голода, а, скорее всего, от неустроенности и одиночества? Какое страшное будущее! Господи, помоги ему! Ведь человек он, по всему видно, неплохой – не наглый, тихий. Уж очень больно видеть, как человек пропадает».

Анна молилась Николаю Угоднику, просила заступиться перед Господом за раба Божия… имени которого она вчера, за всеми хлопотами, так и не спросила. За кого молиться-то? Утешало одно – Господу все известно.

Вечером, открывая входную дверь, она услышала из комнаты стук. Заторопилась войти и увидела, что гость прилаживает полочку для икон в углу. До этого они у нее стояли на столе. И где он только ее взял? Такая красивая, по краям будто кружево из дерева.

– Вот, сделал, – виновато улыбнулся он, – там, в комнате лобзик был, а я умею.

Анна Петровна только развела руками. Игорь еще в школе бегал в кружок, но выпиливать по дереву так и не научился, не хватало терпения.

Она собрала на стол. За ужином сотрапезник постоянно кидал на нее вопросительные взгляды.

– Живи, пока не выздоровеешь, – сказала Анна Петровна, по-своему поняв его. Хотела было спросить, как его зовут, да постеснялась. Еще подумает чего.

Потянулись дни. Утром Анна Петровна уходила на работу, приходила, когда на дворе уже темнело. Мужчина все это время из дома не выходил, занимался хозяйственными делами: что-то мастерил, подделывал. Починил подтекающий кран на кухне, склеил треснувшую столешницу, навесил петли на давно оторвавшуюся дверцу шкафчика. Анна Петровна отметила, что он не курит, и за все время пока находился у нее, о выпивке не было и речи.

Они почти не разговаривали. Анна Петровна так и не знала его имени. А зачем? По всему видно – он уже почти выздоровел, так что пора и честь знать. Хотя за этот короткий срок она и попривыкла к нему. Удивительно, но рядом с ним ей было легко и спокойно, как когда-то с мужем…

В воскресенье Анна Петровна проснулась рано – за окном еще темно, засобиралась в церковь.

– И в выходной на работу? – спросил ее добровольный затворник.
– В церковь, – коротко ответила она.

Она уже обувалась, когда он тоже засобирался. Молча натянул видавшую виды куртку, нахлобучил шапку. Анна Петровна распахнула дверь и они вышли. «Все, наверное, решил уйти», – как-то обреченно подумала она и решительно зашагала к метро.

Ехали привычным маршрутом, как всегда молча. Она старалась ни о чем не думать, хотя сердце почему-то тревожно щемило.

В храме она стала на свое обычное место, около иконы Николая Чудотворца, стараясь прилежно молиться, но мысли нет-нет, да и уносили ее куда-то далеко.

После службы она подошла поближе к иконе, чтобы по обычаю приложиться, но словно почувствовав что-то, резко обернулась. Перед ней стоял ее постоялец, теребя в руках шапку.

– Вот, жду тебя, – со своей неизменной виноватой улыбкой протянул он. – Так
хорошо здесь, уходить не хочется.

– Как зовут-то тебя, горемычный? – отчего-то заволновавшись, спросила Анна Петровна.
– Николай.
– А я Анна.

И у нее сразу почему-то потеплело на душе. Улыбнувшись друг другу, они пошли к выходу. А с иконы ласково смотрел им вслед Николай Чудотворец.

(Надежда Смирнова, Калужская область)

Категория: Храм | Просмотров: 1023 | Добавил: Сергей | Рейтинг: 4.7/3 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Объявления

Желающим креститься или крестить детей (отцу, матери, крестному, крестной) необходимо прийти на огласительную беседу
в субботу в 16.00

Воскресная школа
нашего храма приглашает
детей и взрослых для
изучения Православной веры.
Телефон для справок:
8-915-157-93-55
о. Александр Дружинин



Календарь

Перейти к расписанию


Евангельские Чтения